?

Log in

No account? Create an account
Кое-что из жизни морской свинки
Когда всем программистам раздавали мозги, я стояла в очереди за ногами
Recent Entries 
1st-Jun-2012 02:30 am - [sticky post] Типа верхний пост
"Великая Россия"2
Все, что я пишу в своем ЖЖ, является только моим личным мнением. Я не состою ни в какой партии, и мой блог не является СМИ.



Моя родословная
Популяционная генетика
Хомяк
Нет ничего глупее, чем мечтать про "назад в СССР". СССР не был обществом справедливости, а государство было нерусское. В этой клоаке созрела измена, расчленившая страну. Не надо выбирать между плохим и очень плохим. У нас есть величайшая история и культура, которая образовалась не в СССР и не на его обломках.


https://youtu.be/z6JwUrhnRt4
Хомяк
Ниже приведены графики, отображающие генетические взаимоотношения европейских популяций по трем уровням: региональному (рис. 1), этническому (рис. 2) и субэтническому (рис. 3). Для построения графиков были использованы данные о частотах 17-ти гаплогрупп Y-хромосомы 63-х народов Европы (120-ти популяций).

Главная особенность графиков регионального и этнического уровней заключается в том, что популяции располагаются на них в соответствии с географией. Т.е. генетические взаимоотношения популяций Европы отражают соотношения их географического положения друг относительно друга. Эта особенность отчетливо проявляется на графике регионального уровня. На графике этнического уровня она тоже преимущественно выявляется, но внутри кластеров географические закономерности прослеживаются не всегда. Например, татары располагаются намного «западнее» русских. Чехи, в противовес своей географической, лингвистической и исторической близости к словакам и полякам, смещаются далеко на «запад» и располагаются вблизи немцев. А северные русские сдвигаются от всех остальных славян к популяциям Восточной Балтики и Северо-Восточной Европы.

Генетические расстояния между европейскими популяциям также не всегда оказываются прямо пропорциональны географическим. На графике регионального уровня это проявляется в удаленности кластеров Восточной и Западной Европы (географически большинство входящих в них регионов не настолько удалены друг от друга). А также в генетической удаленности Кавказа, хотя географически он близок восточноевропейским регионам. На графике этнического уровня, наоборот, народы Восточно-Европейской равнины, занимающие довольно большую территорию, сбиваются в компактный кластер, отражая генетическую общность населения огромной территории – от Польши до Урала.

Еще одним исключением из общего правила согласованности генетического и географического положения на обоих графиках являются балканские популяции. На графике регионального уровня генофонд Балкан совпадает с генофондом Британских островов, хотя их генофонды не должны бы быть похожи. На графике по этническому уровню популяции боснийцев и герцеговинцев "отлетают" в западно-европейскую зону и занимают географическое место отсутствующих в анализе норвежцев. Подобное искажение является побочным эффектом используемых при анализе методик: при проецировании на двумерную плоскость трехмерный график теряет в точности. Тем не менее, даже при наличии таких искажений, графики выявляют согласованность между генетическим и географическим положением популяций и подтверждают правило, что «генетика следует за географией».

Основной закономерностью графика субэтнического уровня является наличие четко выраженных этнических облаков. Разные региональные популяции одного народа группируются совместно, и эти этнические облака либо отделены от этнических облаков других народов, либо граничат с ними, но (за редким исключением) не перекрываются.

Применительно к русским популяциям график субэтнического уровня выглядит намного интереснее, нежели два предыдущих графика. Во-первых, на нем отчетливо видно, что  севернорусские популяции группируются преимущественно с балтами (литовцами). Во-вторых, ближайшими генетическими родственниками русских, помимо украинцев и белорусов, оказываются поляки (а не татары или финно-угры). В-третьих, данный график наглядно демонстрирует генетическое единство русского, украинского и белорусского народов. Эта генетическая общность формирует на графике единое этническое облако, состоящее из двух половин: русской и украинской. Белорусская популяция занимает в этой общности промежуточное положение. Северные белорусы попадают в облако южно-центральных русских, а южные (Полесье) – в облако украинцев.



Смотреть графики...Collapse )
Хомяк
Генетический портрет отдельных народов на фоне всего европейского генофонда лучше всего иллюстрируют карты генетических расстояний. Они показывают, как генофонд данного народа вписывается в общую панораму народов Европы. Для этой цели наиболее полезно зеркало Y-хромосомы: его информативность сопоставима с информативностью широкогеномных аутосомных панелей, а палитра изученных популяций несравнимо богаче. Основываясь на всей совокупности гаплогрупп, карты генетических расстояния показывают для данного народа насколько он своеобразен, с кем он схож, от кого отличается, насколько далеко простираются его генетические связи с другими народами Европы и близлежащих регионов.

Применительно к русским популяциям карты генетических расстояний убедительно доказывают генетическое единство русского, украинского и белорусского народов. А также наглядно опровергают распространенные мифы о происхождении русских: их неславянское происхождение, наличие финно-угорского субстрата, влияние ордынского ига на русский генофонд.


  1. Народы Северо-Восточной Европы (карелы и вепсы, эстонцы, коми ижорские, коми прилузские, литовцы, латыши, северные русские, финны).

  2. Восточные и западные славяне (русские центральные и южные, украинцы, белорусы, белорусы Полесья, поляки, кашубы, словаки, чехи, сорбы).

  3. Неславянские народы Восточной Европы (башкиры, казанские татары, мишари, чуваши, мокша и эрзя).

  4. Южные славяне (македонцы, сербы, хорваты, боснийцы, Герцеговина).

Хомяк
Основные тезисы:

  1. Западные и восточные славяне образуют генетически довольно целостную группу, отличающуюся как от своих западных соседей (германоязычных популяций), так и от соседей восточных и северных (финно-угорских народов). Исключение составляют несколько популяций, сосредоточенных на периферии ареала западно-восточных славян. На западе таким исключением являются чехи, обнаруживающие определенное генетическое сходство с их соседями немцами. На другом конце ареала исключением являются северные русские, имеющие выраженное сходство с финно-угорскими и балтскими популяциями.

  2. Внутри генетического кластера западно-восточных славян формируется общий кластер, включающий в себя поляков, южно-центральных русских, белорусов и украинцев. В свою очередь, внутри этого кластера отчетливо группируется еще один кластер, состоящий из восточных славян: южно-центральных русских, белорусов и украинцев. При этом белорусы занимают промежуточное положение между южно-центральными русскими и украинцами.

  3. Южные славяне генетически отличаются от западных и восточных славян и обнаруживают большое сходство с соседними неславянскими популяциями: венграми, румынами, греками. Сходство западно-восточных славян с популяциям северо-восточной Европы (балтами, финно-уграми, северными русскими) выражено сильнее, нежели их сходство с южными славянами. Однако родство между южными и западно-восточными славянами присутствует, и степень этого родства выражена больше, чем можно было бы ожидать, исходя просто из географического расстояния между ними.

  4. Генетические различия между западно-восточными и южными славянами обусловлены наличием у них разного генетического субстрата. Это тот генетический субстрат, который славяне впитали в себя в процессе распространения по Европе (вторая половина I тысячелетия нашей эры). Итоги работы позволили выделить два основных субстрата. Один, «центрально-восточноевропейский», приняли в себя западные и восточные славяне (в данных по Y-хромосоме эти популяции несут высокие частоты гаплогруппы R1a). Другой, «южно-восточноевропейский», впитали в себя южные славяне (для него характерны высокие частоты гаплогруппы I2a).

  5. В работе высказывается осторожное предположение, что ассимилированный западными и восточными славянами субстрат мог быть представлен по преимуществу балтоязычными популяциями. По крайней мере, археологические данные указывают на очень широкое распространение балтских групп перед началом расселения славян. Полученные в этой работе генетические данные указывают на то, что современные балтские народы являются ближайшими генетическими соседями восточных славян. При этом балты являются и лингвистически ближайшими родственниками славян: балтийские и славянские языки происходят от одного предкового языка. И можно полагать, что к моменту ассимиляции генофонд балтов не так сильно отличался от генофонда начавших свое широкое расселение славян.

  6. Среди финно-угорских популяций наибольшее сходство с западными и восточными славянами обнаруживают эстонцы и мордва. Это сходство обусловлено преобладанием у них того же самого балтского субстрата, присутствующего у западно-восточных славян.

Содержание:

  1. Генетический ландшафт славян через три призмы

  2. Поиск глубинных предков

  3. Общие фрагменты геномов славян и их соседей

  4. Реконструкция дерева языков

  5. История славянских генофондов: итоги исследования

Источник: Олег Балановский, Надежда Маркина. Как складывался генофонд славян и балтов

См. также: Генофонд Русского Севера
Хомяк
Основные тезисы:

  1. По данным о полиморфизме Y-хромосомы все популяции Архангельской области входят в обширный «северный» кластер вместе с популяциями вологодских русских, балтов (латышей и литовцев), финноязычных народов (коми, карелов, вепсов, ижорцев, эстонцев, финнов), а также германоязычных шведов. При этом сходство русского Севера с географически отдаленными популяциями балтов оказывается более выражено, чем сходство с финно-уграми. Выявленное генетическое сходство населения столь пестрого в лингвистическом отношении (славяне, балты, финны, германцы), но единого в географическом пространстве (от Балтики до Печоры) региона, может указывать на сохранение на этой территории палеоевропейского генофонда, предшествовавшего разделению и балто-славянской, и финской лингвистической общности.

  2. По данным о полиморфизме митохондриальной ДНК Русский Север обнаруживает близость с огромным массивом народов северной половины Европы, причем наиболее генетически близкими к Русскому Северу оказались генофонды норвежцев и немцев. На дендрограмме все популяции Русского Севера входят в единый кластер также с поляками, швейцарцами, ирландцами, шотландцами, австрийцами, боснийцами, литовцами. Таким образом, митохондриальный генофонд Русского Севера тяготеет в большей степени к Западной и Центральной Европе, а остальные русские популяции - к генофондам Восточной Европы. Но еще более важен иной вывод: все финноязычные популяции (за исключением эстонцев) не только находятся в иных кластерах, чем популяции Русского Севера, но как западные (финны, карелы), так и восточные финны (коми, марийцы, мордва) удалены от Русского Севера на максимальное генетическое расстояние, отрицая по материнским линиям наследования вклад финно-угорского пласта в формирование населения Русского Севера.

  3. Данные по наиболее изученному и высоко полиморфному в Европе аутосомному маркеру ССI5де132 полностью подтверждают этот вывод: область регулярно встречаемых высоких частот ССI5де132 охватывает генофонд населения северной половины Европы, указывая на существование мощного общего генетического пласта, полностью включающего в себя и Русский Север. Причем по числу народов с высокой частотой ССI5де132 финноязычные народы уступают и германоязычным, и славянским народам, вновь ставя под сомнение финно-угорский пласт в северно-русском генофонде.

  4. Таким образом, полученные результаты свидетельствует против мнения, что генофонд Русского Севера представляет собой финно-угорский субстрат с тонкой амальгамой славянских влияний. Напротив, обнаруживается сходство с генофондом северной половины Европы, причем по материнским линиям наследования - с весьма географически далекими популяциями Западной и Центральной Европы, а по отцовским линиям - с балтами. Подобное сходство позволяет выдвинуть гипотезу о сохранении на этих территориях (в том числе и на Русском Севере) древнего генофонда Европы, восходящего, возможно, еще к эпохе мезолита. Этот палеоевропейский генофонд был унаследован как северными древнерусскими популяциями, так и балтами, и частью финноязычных племен, расселившихся здесь в более раннее время. Поэтому генофонд северных русских можно определить следующим образом: «генофонд Русского Севера = палеоевропейцы + северная волна славянской колонизации».

Содержание:

  1. Аутосомные ДНК маркеры

  2. Митохондриальная ДНК

  3. Y-хромосома

  4. Заключение

Источник: Генофонд Русского Севера: славяне? финны? палеоевропейцы?
Авторы: Балановская Е.В., Пежемский Д.В., Романов А.Г., Баранова Е.Е., Ромашкина М.В., Агждонян А.Т., Балаганский А.Г., Евсеева Е.Е., Виллемс Р., Балановский О.П.
Год издания: 2011
Хомяк
Эта серия включает карты генетических расстояний не только от генофондов этносов (карел и вепсов, эстонцев, латышей, литовцев и финнов), но и от отдельных субэтнических групп (коми ижемских, коми прилузских, Русского Севера). Почти все эти карты объединяет не только географический регион, но и сходство генетического ландшафта. При этом лингвистическая принадлежность этих народов поражает своей пестротой. Здесь есть и западные финноязычные народы (прибалтийско-финская ветвь финно-угорских языков) — карелы, эстонцы, финны; и восточные финноязычные коми (пермская ветвь финно-угорских языков); и славяне — северные русские; и балты – латыши и литовцы. И, тем не менее, их генофонды во многом схожи.

Read more...Collapse )
Хомяк
Следующая серия карт хотя и объединяет народы по принципу лингвистической общности – восточные (белорусы, русские, украинцы) и западные славяне (кашубы, поляки, словаки, сорбы, чехи), но также следует и географии, охватывая обширный географический ареал, но теперь уже не в Северо-Восточной, а в Восточной и Центральной Европе. Как и в предыдущей серии, мы не следуем строго этническому уровню при отборе «реперных точек», от которых строятся карты генетических расстояний, но, верные геногеографической логике, включаем и «субэтнические» карты – южных/центральных русских и белорусов Полесья.

Read more...Collapse )
Хомяк
Прежде чем перейти к южным славянам и другим балканским народам, следует завершить обзор народов Восточной Европы. При этом ограничимся популяциями лишь четырех соседствующих друг с другом республик Волго-Уральского региона, пересекающих этот регион единой полосой с востока на запад: Башкортостан, Татарстан, Чувашия и Мордовия.

Каждая из первых двух серий карт обнаружила свой собственный генетический ландшафт, охватывающий обширные пространства Европы – ландшафт Северо-Восточной Европы и ландшафт «северных славян». Причем в каждой из серий все карты за единственным исключением строго следовали общей модели. Однако третья серия – Уральская – несмотря на много меньший охваченный ареал, обнаруживает совершенно разные паттерны для каждого из народов. Более того – генетические ландшафты всех шести рассмотренных этнических групп резко различны даже по размеру ареала генетически сходных с ними популяций — от сходства с популяциями половины Восточной Европы до очень локального варианта.


Read more...Collapse )
Хомяк
Македонцы, сербы, хорваты, боснийцы и герцеговинцы формируют группу южных славян в пределах индоевропейской лингвистической семьи. Географически эти народы объединяет их принадлежность к Балканам. Для них характерно генетическое своеобразие не только по Y-хромосоме, но и по аутосомным широкогеномным маркерам. Оно обусловленно сохранением субстратного генофонда тех балканских племен и народов, которые стали говорить на славянских языках, но сохранили свои особенности. Этот генетический ландшафт можно назвать «южнославянским». Основной паттерн этого ландшафта задается тем, что северная граница как раз проходит по границе Балкан, а южная не затрагивает ареалы греков и албанцев.

Read more...Collapse )
This page was loaded Jul 19th 2018, 4:20 am GMT.