?

Log in

No account? Create an account
Кое-что из жизни морской свинки
Когда всем программистам раздавали мозги, я стояла в очереди за ногами
Жизненно важное значение кальция для волнистых попугайчиков или Почему умерла Аиша 
10th-Aug-2013 07:51 am
Птица Феникс2
Мой комментарий (грустная история о том, как и от чего умерла Аиша)
Полезная статья для заводчиков волнистых попугаев. Моя Аиша умерла от того, что у нее присутствовали врожденные нарушения кальциевого обмена. Вскрытие показало, что Валентин поставил практически правильный диагноз. Это была не онкология, это были застрявшие яйца. Однако, поскольку кальций в организме птицы практически не усваивался, ее яйцевод оказался совершенно неработоспособен.


В большинстве подобных случаев мягкие яйца распределяются по всему яйцеводу, в результате чего давление на окружающие органы и ткани оказывается небольшим, и при соответствующем лечении птица выживает. В случае с Аишей все оказалось гораздо сложнее. Яйца застряли практически сразу же, как попали в яйцевод, фактически в самом верхнем его отделе. На месте застревания яиц сформировалось крупное образование размером (если судить по фото) примерно до сантиметра. В какой-то момент под тяжестью этого образования произошел перекрут яйцевода. Возможно, это случилось, когда птица в очередной раз упала с жердочки. Перекрут создал механическое препятствие на пути продвижения яиц. Валентин назначал препараты, стимулирующие сокращение яйцевода и проталкивание яиц вниз, но из-за перекрута эти препараты оказались бесполезны.

Закупорка и переполнение верхней части яйцевода привели к тому, что созревшие фолликулы яичника уже больше не могли в него попадать и начали перерождаться в кисты. На фотографиях со вскрытия я разглядела как минимум три кисты размером сантиметр-полтора. Валентин, как опытный ветеринар, прекрасно знал о возможности появления кист в яичнике, потому что при подобных патологиях это не редкость. Поэтому он назначал гормональные препараты для устранения кист, и, я полагаю, что без этих препаратов кисты были бы еще больше. Однако все закончилось тем, что совокупность новообразований в брюшной полости (образование в яйцеводе и три кисты) стала сильно давить на почки, особенно на правую. В результате на правой почке тоже образовалась киста, и, в конце концов, почки начали отказывать. Последнюю неделю они работали только на 20%, и Аиша много пила.

Как бы там ни было, даже при такой тяжелой патологии птицу можно было бы вылечить, если бы можно было провести диагностику. Однако единственным возможным методом диагностики внутренних патологий у мелких птиц является томография, а она при подобных заболеваниях полностью исключена. Проблема в том, что крупные, многочисленные новообразования в брюшной полости птицы сильно сдавливают легкие и воздухоносные мешки. Кроме того, Аиша с рождения была заражена респираторным микоплазмозом, который так же крайне негативно влияет на дыхательную систему. А поскольку томография делается минимум 45 минут под наркозом, то птица его просто не выдержала бы и умерла от дыхательной недостаточности прямо во время процедуры.

К сожалению, диагноз пришлось ставить вслепую. Лично я еще в самом начале заболевания нащупала у Аиши некое образование в верхней части живота, прямо под ребрами. Однако определить его природу на ощупь оказалось невозможным. Андрей, наш местный ветеринар (он не орнитолог), вообще принял его за лимфостаз. А Валентина, который не имел возможности взять птицу в руки и ставил диагнозы по фотографиям, сбила с толку киста на почке. Дело в том, что у Аиши с самого начала заболевания появились признаки сдавливания нижнего отдела кишечника и клоаки. Вот почему Валентин решил, что закупорка яйцевода произошла именно в нижней его части. Вскрытие же показало, что все было наоборот: яйцевод был закупорен сверху, а нижний отдел кишечника и клоаку сдавливала киста на правой почке.

Причем это была не единственная проблема. Вторая заключалась в том, что место перекрута яйцевода очень сильно болело, а мы не знали о его существовании. В один печальный день я взяла птицу в руки, что бы помыть и намазать ей животик, и она мгновенно умерла от болевого шока. Все произошло настолько внезапно, что я даже сделать ничего не успела. Даже телефон Валентина не успела набрать.

Все, что происходило дальше, я помню очень плохо. Помню, что я дозвонилась до Валентина и что-то в слезах кричала ему в трубку. Потом я позвонила родителям, и мама заплакала. Примерно через пол часа приехал мой друг и привез мне (по моей просьбе) две бутылки пива. Практически одновременно с ним приехал Андрей, что бы забрать птицу на вскрытие. Увидев пиво, он так испугался, что даже попросил меня быть осторожнее и не увлекаться. А я пыталась объяснить ему, что произошло, но не могла говорить, потому что впервые в жизни неожиданно стала заикаться.

Пол часа до приезда Андрея я носила Аишу в руках и пыталась осознать тот факт, что ее больше нет. Я искренне не могла понять, как это произошло. Я 3,5 месяца возилась с ней, как с ребенком, никуда от нее не отходила, даже спала рядом. Каждые два часа давала ей лекарства, обустраивала клетку, готовила вкусное угощение. Последние несколько недель я давала ей по десять шприцов разных лекарств за раз, только на этом она и держалась. А потом я взяла ее в руки, и ее не стало.

Это было непостижимо. Я брала ее в руки каждый день по много раз. Я брала ее в руки за два часа до смерти, когда давала лекарство. Но, видимо, наступил тот момент, когда ее жизненный ресурс оказался полностью исчерпан.

Потом Андрей сделал вскрытие и очень боялся отправлять мне фотографии. А Валентин звонил ему из Москвы и что-то уточнял, и Андрей снова что-то вскрывал. И оба они хором твердили мне, что я совершила невозможное. Что все внутренние органы птицы, даже легкие, были в таком хорошем состоянии, что такого при подобных патологиях просто не бывает. Сразу видно, что за птицей был очень хороший уход. Просто случай был тяжелый и нестандартный, и помочь ей было практически невозможно.

На самом деле я и без врачей прекрасно знала, что совершила невозможное. Но одновременно с этим я знала, что, помимо невозможного, я совершила одну нелепую ошибку. Дело в том, что волнистые попугайчики начинают размножаться только тогда, когда им ставят гнездовой ящик. Такая птица, как Аиша, к размножению была непригодна, поэтому гнездовье я им никогда не ставила. Почему им в таких условиях, да еще на седьмом году жизни, взбрело в голову попробовать завести потомство, я в упор не знаю. Однако редкие попытки спариться я стала наблюдать у них примерно с ноября. И когда после нескольких попыток ничего не произошло, я расслабилась и решила, что из-за респираторного микоплазмоза Аиша бесплодна.

В январе я начала увольняться с работы. Мне в срочном порядке пришлось доделывать все свои "хвосты", и меня практически не было дома. Поэтому около месяца я кормила себя сплошным дошираком, а птиц пересадила только на сухой корм. Помимо зерна, в клетке у них всегда была минеральная смесь. Я наивно полагала, что в период размножения этой смеси в качестве источника кальция вполне хватит. Позже я узнала, что это не так, и что кальций в минеральном состоянии очень плохо усваивается в организме птиц. Им нужен кальций в водорастворимом состоянии, а такой есть только в сочных кормах и пророщенном зерне.

Это и была моя главная ошибка, потому что птиц в процессе размножения нужно кормить правильно. Впрочем, в случае с Аишей правильный рацион все равно бы не сыграл никакой роли. Я всю жизнь кормила ее хорошо, но она все равно с годами только слабела. Ее организм в принципе не усваивал кальций. Валентин сказал, что, скорее всего, ей еще в яйце не хватило каких-то питательных веществ, что и вызвало подобную патологию. Однако меня это мало успокоило, и гнетущее ощущение, что я чего-то не сделала, остается у меня до сих пор.

Говорят, что хороший владелец всегда испытывает чувство вины после смерти своих питомцев. Это не так. До смерти Аиши я такого чувства не знала. Потому что одна из моих птиц умерла от онкологии печени, а причину смерти второй ветеринары даже установить не смогли. И в обоих случаях я сделала все, что смогла. А вот в случае с Аишей я нарушила условия содержания. Правда, сделала это по незнанию. И если бы не нарушила - исход был бы тот же, но тогда бы у меня не было чувства вины.

Аиша была изначально обречена. Однако патологии яйцеобразования нередко случаются даже у здоровых птиц. Раньше я думала, что застрявшие яйца - это приговор. Теперь я знаю, что этот недуг можно лечить. Правда, лечение долгое и непростое. Поэтому его проще предупредить, регулярно выполняя установленные правила кормления и содержания птиц.


Комментарий Валентина
Хорошая статья о минеральном обмене у волнистых попугаев, четко сказано что нам не известно чем в природе питаются, даже такие "обычные" попугаи как волнистые, и что в природе они потребляют огромное разнообразие кормов чего сложно достичь в условиях содержания в неволе. Хорошее, и как мне думается, уместное сравнение с рационом диких лошадей и домашних. Сделан акцент на важной роли естественного солнечного света для здоровья птицы. Я не согласен с выводом о необходимости дачи искусственных витаминных препаратов, а вот профилактическая дача растворимых препаратов кальция представляется правильной. Также мне думается, надуманным опасение автора касательно панциря каракатицы.

Ну и, собственно, статья.

Потребность в кальции очень важна для волнистых попугайчиков. Это часто недооценивается многими бридерами (включая и меня). Неправильное обеспечение птиц кальцием приводит к катастрофическим последствиям. Вот лишь некоторые проблемы, которые могут возникнуть: рахит, растопыренные ноги, висящие крылья, плохая яйцекладка у самок, припадки и смерть.

Так что давайте вернемся к истокам – к диким волнистым попугайчикам. Жизнь диких волнистых попугайчиков в природе на самом деле никогда не была подробно изучена. Мало что известно и об их рационе. Хотя некоторая информация из исследований жизни других попугаев может немного помочь. Попугаи, питающиеся семенами, как известно, едят разные части растений: они едят более 100 видов деревьев, кустарников и т.д. Вполне вероятно, что волнистые попугайчики получают кальций из новых побегов некоторых растений или, возможно, даже из молодой коры и т.д. Вполне возможно, что они получают кальций из месторождений полезных ископаемых, но, так как известняк редок среди кислых почв и горных пород Австралии, минеральные источники диетического кальция, вероятно, редки.

Мои волнистые попугайчики, пойманные в буше очень плохо едят куски кальция, скелет каракатицы или песок, что указывает на отсутствие поведенческой адаптации в дикой природе к еде минералов. Некоторые мои дикие волнистые попугайчики грызут блоки кальций и т.д., но в других вольерах дикие волнистые попугайчики никогда не едят любые минералы кальция, предложенные им. В этих вольерах самки имеют тенденцию "к исчезновению" (то есть, после откладки пары яиц они умирают).

Читать далее...
This page was loaded Aug 21st 2018, 3:50 pm GMT.