?

Log in

No account? Create an account
Кое-что из жизни морской свинки
Когда всем программистам раздавали мозги, я стояла в очереди за ногами
Генофонд русского севера. Аутосомные ДНК маркеры 
11th-Jan-2015 03:43 am
Хомяк
Освоение Русского Севера признается одной из важнейших вех в этногенезе русского народа. При этом многие исследователи указывают, что гено- и фенофонд северных русских сформирован не только (или даже не столько) древнерусской колонизацией этого края, сколько мощным субстратом финно-угорского населения. Широко распространенное мнение, согласно которому русское население Севера и Северо-Запада активно вбирало в себя субстратное финно-угорское население, восходит, судя по всему, к самому М.В. Ломоносову, писавшему об ассимиляции «чуди». Отчасти это подтверждается и современными антропологическими данными. Однако можно ли говорить о широком влиянии субстрата на славянское население Русского Севера, пока не ясно. Результаты последних генетических исследований дают, скорее, отрицательный ответ на этот важнейший вопрос.

Большинство русских популяций исследовано, к сожалению, по разным панелям аутосомных ДНК маркеров, что затрудняет анализ структуры русского генофонда. Наиболее широкое панорамное исследование, охватывающее весь исторический ареал русского народа и включающее три популяции Архангельской области, проведено по панели Аlu-инсерций (АСЕ, АРОА1, В65, Р\/92, ТРА25). При этом обнаружено, что по панели аутосомных ДНК маркеров русский генофонд слабо дифференцирован. Несмотря на то, что русские популяции охватывают значительно более обширный ареал (расстояние между наиболее удаленными изученными популяциями 2220 км), чем, например, башкиры (расстояние между наиболее удаленными изученными популяциями 500 км), в генетическом пространстве графика многомерного шкалирования относительно гомогенные русские популяции занимают меньшую область, чем гетерогенные башкиры. По Аlu-маркерам различия между десятью региональными русскими популяциями различных регионов составляют лишь d=0.007, тогда как по другим генетическим системам изменчивость выше: по классическим генным маркерам d=0.013, по митохондриальной ДНК d=0.033, по Y-хромосоме d=0.142.

При этом по разным Аlu-инсерциям русские популяции проявляют сходство то со своими западными соседями (народы Западной Европы), то с восточными соседями (народы Уральского региона). Однако по совокупности всех пяти маркеров при межэтнических сравнениях обнаружена четкая картина: изученные народы Восточной Европы образуют три кластера (восточнославянский, кавказский и южно-уральский) в соответствии с их историко-географическим положением, причем популяции Архангельской области расположены компактно в пределах кластера русских популяций.

Таким образом, по панели аутосомных ДНК маркеров генофонд Русского Севера является «равноправной» составной частью русского генофонда: он не выходит за рамки отличий, характерных для общего массива русских популяций, а его гетерогенность на порядок меньше, чем гетерогенность, например, башкирских популяций, занимающих значительно меньший ареал.

Однако по одному из наиболее изученных аутосомных ДНК маркеров - СПИД-протекторной делеции CCR5de132 - ярко выявляется своеобразие северных русских популяций. Поэтому рассмотрим его особо. На карте (рисунок 1) видна четкая закономерность: частота максимальна на севере Европы (на побережьях Балтийского и Белого морей), и во всех направлениях от этой зоны частота плавно снижается. Такой элегантный, четкий и простой пространственный тренд крайне редок для аутосомных маркеров. Тем удивительнее, что распределение мутации в русском ареале носит довольно сложный характер. Наибольшие частоты отмечены на Русском Севере - во всех трех изученных популяциях Архангельской области. Именно они формируют беломорскую часть беломоро-балтийского максимума, выявившегося при анализе генофонда Евразии. К югу и западу русского ареала частота снижается. Изменчивость частоты ССI5де132 в русских популяциях столь велика, что заметна даже в глобальном масштабе.


Рисунок 1
Рисунок 1. Карта распространения частоты СПИД-протекторной мутации del32 в аутосомном гене CCR5 (область наиболее высоких частот выделена овалом).

Однако, хотя генетически эффективный размер популяции Архангельской области невелик, необычно высокие частоты нельзя объяснить лишь генетическим дрейфом: ведь все три Архангельские популяции, причем географически и генетически изолированные друг от друга, отклонлись от среднерусской частоты (р=0.112 с учетом Архангельских популяций, без их учета р=0.099) в сторону увеличения частоты делеции, причем все три - на значительную величину (Пинежский район р=0.155, Лешуконский район р=0.179, Красноборский район р=0.185), тогда как действие дрейфа предполагает случайное по направлению и силе отклонение.

Поэтому можно утверждать, что наблюдаемое распределение (рисунок 1) указывает на существование мощного общего генетического пласта в населении Русского Севера и народов Северной, Центральной и Восточной Европы. Причем эту генетическую общность никак нельзя назвать финно-угорской, так как она включает европейские народы самых разных ветвей трех лингвистических семей - индоевропейской, уральской и алтайской. С частотой более 10% делеция ССI5де132 встречена у следующих народов (перечисленных в пределах языковой ветви по убыванию частоты делеции):

  • германской ветви (исландцы, шведы, фламандцы, датчане, англичане, немцы, норвежцы);

  • славянской (русские, поляки, белорусы, словаки, украинцы, чехи);

  • финской (эстонцы, мордва, финны, удмурты), угорской (венгры);

  • балтской (литовцы);

  • романской (французы)

  • и даже тюркской (татары).

Как видим, по числу народов с высокой частотой делеции финноязычные народы уступают германоязычным и славянским. В целом, область регулярно встречаемых высоких частот CCR5del32, выделенная на карте овалом (рисунок 1), указывает на общность генофонда населения северной части Европы (в широком географическом смысле этого термина), к которому полностью принадлежат и популяции Архангельской области.

Следующий раздел: Митохондриальная ДНК
This page was loaded Apr 24th 2018, 10:18 pm GMT.